Перейти на главную страницу
Поиск по сайту

Бедный принц куприн краткое содержание

Вы используете устаревшую версию браузера. Рекомендуется использовать:,. Грязный провинциальный городок ,один из многих в России конца 19 века. Бессмысленная и безрадостная жизнь подпоручика Ромашова,тянущего лямку командира взвода. В прошлом остались радужные мечты о блестящей карьере, подвигах и радости служения отечеству. В действительности понятия честность,благородство оказались никому не нужны. Гарнизонные будни заняты муштрой «серой скотинки», пьянками в офицерском собрании,сплетнями о чужих женах. Любая «чистая» женщина находящаяся рядом видится светлым идеалом. Душа заплутавшего в любовном треугольнике бедного Ромашова в смятении,впервые полюбив,он видит единственный выход сохранить свою честь и репутацию любимой — пожертвовать. Я задалась вопросом — вот я люблю человека, у которого своя жизнь, к которому я не имею никакого отношения. И я совершаю суицид, прекрасно зная, что объект моей любви будет всю оставшуюся жизнь винить. Но мне этого не достаточно. Разумеется, я отправлю ему выворачивающее душу письмо, упомяну Бетховена, благоговейно благословлю «Да святится имя твоё!. » Конечно, ты, объект моей страсти, поймешь, какое сокровище ты потерял. Конечно, ты еще поплачешь о моём разбитом сердце! И половине твоей, вернувшей мой подарок с оскорбительной отповедью, я тоже оставлю в наследство привкус вины. Есть французский рассказ — полная противоположность. Женщина скрыла факт своего самоубийства от любимого человека. Чтобы он продолжал думать, что она жива, она заплатила нотариусу и написала несколько писем. Нотариус обязался высылать их мужчине раз в несколько лет. Вот как поступают, когда любят. Но можно иногда чуть-чуть отомстить за то, что страдать пришлось слишком долго. А иногда можно и помучить страстно любимого человека. Как это сказано в одном из стихотворений Бодлера, «И эти семь Ножей, с усердьем иноверца, С проворством дикаря в твое всажу я Сердце — В трепещущий комок, тайник твоей любви, — Чтоб плачем изошел и утонул в крови. Симптоматично, что написан он уже на заре жизни автора, престарелого, усталого, умудренного человека. На пике известности Александр Иванович был довольно бестолковым, озлобленным и нервозным человеком. Как любой «порядочный гражданин»- боролся с самодержавием, ходил в революцию, одобрял деятельность японских шпионов рыцарей, настоящих мужчин, не то что наши вояки! Максимально темными красками живописал армию, в которой ему не довелось прослужить и двух лет, с огромной симпатией писал о евреях, циркачах и животных. Собственно, образы зверей всегда получались у него гораздо более впечатляющими, чем образы людей. Это прежде всего поразительно светлое и жизнеутверждающее произведение. Гимн силе, чести и товариществу. Неприятности быстро забываются, и даже идут на пользу, закаляя душу и организм, спешащий радоваться жизни во всех ее проявлениях. И даже в самых вредных начальниках можно найти что-то хорошее. А кто посмеет сказать, что казарма не идет на пользу мужчине?! В условиях брутальной воинской рутины с ее шагистикой и дисциплиной, приучаешься особо ценить редкие мгновения вольной жизни. Пара французских пирожных воспринимается как неземной деликатес, хорошо и покойно становится от одной рюмки наливки, а бал и танцы с Той, Единственной навсегда остаются в памяти неизгладимым волшебством. И пусть впереди у свежеиспеченного офицера будут годы тоскливой службы в медвежьем углу, война, предательство, развал армии, братоубийственная бойня и безнадежное прозябание где-нибудь в Париже или Бразилии — но эти чудесные годы дадут ему силы перенести все испытания, не погружаясь в уныние и не теряя чести. Книга — о той чудесной кузнице, которая изначально высококачественный материал превращала в вовсе уж непробиваемую броню — Русских Императорских Офицеров. И, наконец, что любовь-то, на самом-то деле — между главной героиней и ее законным супругом. Что ж, позволю себе наглость для кое-каких разъяснений: — Простой чиновник, не имеющий дворянского происхождения, мало-мальски хорошего состояния — подойти с целью знакомства к замужней женщине с благородным происхождением? Вы хоть представляете, что это было за время, какие царили нравы? Сейчас это — проще. В любом случае, это был — нонсенс. Как минимум, вспомните «Бесприданницу» Островского. Что вышло из союза образованной, благородной женщины и человека из совершенно иного слоя общества пример, конечно, недостаточно верен и не полностью относится к делу, но кое-что из него стоит почерпнуть?. Навязывает быть подобным ему? Да и вообще, разве основа произведения — нравственность и нормативность? А цель — в отображении норм поведения? Опять же —. Цель, та, которая очевидная не понимаю, как для кого-то может быть иначе — показать контраст, разницу, между чувством реальным, искренним, и чувством намеренным, продиктованным условиями жизни. Всё остальное — художественный образ, прием, при помощи которого этот контраст более ярок! Ваши предрассудки, ваш опыт? А вы уверены, что этот опыт распространяется и должен распространяться на всех людей? Допустить, хотя бы ради следования авторскому замыслу, возможность истинной любви с первого взгляда — нет? Он бережет ее, не навязывая себя как социального человека другому человеку, противоположному по этому самому социальному статусу. Любовь в произведении. И автор, что бы вы ни говорили, показал ее красиво. Но написанная таким простым и доступным языком, что читается не в пример легче многих современных книг. Самая главная особенность романа — деликатность, с которой описано такое заведение как публичный дом. Обо всем говорится откровенно, но — ни капельки грязи, которая теперь разливается мутными потоками даже в произведениях о супружеской жизни, а уж из телевизора просто хлещет. Не надо никаких грубых слов: есть «девушки» и есть «посетители», а вся эта жизнь представляется совершенно отчетливо. Как говорит Платонов, «в этом-то весь и ужас, что нет никакого ужаса». Просто целая Система, охраняющая «притоны разврата», который иначе пошел бы в спальни и детские честных домов. А ведь в некотором смысле и пошел. Меняется общество, и взгляды. Поблекли понятия «блуд», «грех». Порнографические картинки, на которые когда-то облизывались сладострастники, теперь кажутся чепухой. «Стерлась граница между городом и деревней»: проституция в некоторых странах относится к сфере развлечения, а то и бытовых услуг. Торговля телом стала проще, никого не волнует чья-то невинность или количество прежних связей, не так страшат болезни, которые когда-то были равносильны смертному приговору. И «Яма» читается поэтому как очень скромная книга, пожалуй даже с некоторой долей романтики. Будни с привычным однообразием, которые оживляют неожиданные события; «коммерция» этого дела; судьбы девушек. Без всякого смеха, это один из немногих романов о НАСТОЯЩЕЙ ЖЕНСКОЙ ДРУЖБЕ. Вывернутой, как и все в том странном мире, живущем по особым законам, где лучшим возлюбленным представляется вор и бандит, обирающий женщину, но способный ради нее же пойти на убийство. В книге очень много философских и социальных вопросов, тоже изменившихся, но существующих и сейчас, и остроумный взгляд на суть отношений мужчин и женщин. Были ли злом публичные дома? Вот их закрыли — а само ремесло никуда не делось, просто женщинам стало намного труднее и опаснее на улицах. Придет ли конец этому явлению? Сомнительно, оно как «древнейшее», так и, видимо, на все времена. Поэтому никогда не лишне узнать об этой стороне жизни. Особенно матерям и юношеству. Описываемые автором реалии выглядели жутко, отвратительно, но, к счастью, совершенно не реалистично. Увы, сейчас книга Куприна снова вернулась в разряд сурового реализма. Тысячи наших соотечественниц занимаются тем же самым в своей стране и за рубежом в подобных же отвратительных условиях. И вот именно обыденность происходящего, попытки героинь доказать самим себе и окружающим, что ничего страшного не происходит, что жизнь есть жизнь и у каждого своя профессия, и производят самое тяжелое впечатление от книги. Попытка бросить вызов системе и попытка подстроиться под нее караются одинаково тяжело и только самым хитрым и подлым удается нет, не вырваться из этого замкнутого круга, а просто занять в нем местечко поприбыльней. Помниться, как лет двадцать назад прогремела «Интердевочка», и какой привлекательной казалась изображенная в ней сладкая жизнь. Лучше бы малолетние дурочки, попавшиеся на эту приманку, почитали бы Куприна. Сквозь слезы и сменяющею их усмешку. Куприн не навязчиво, не разжевывая, показывает нам 2 вида любви: любовь настоящую, земную, та которая на всю жизнь и любовь не реальную, не земную, эфемерную. Все мы подсознательно стремимся и гонимся за первой, за той, которая с первого взгляда, которая как вспышка, которая рождает безумства, самоубийства, самопожертвования и не понимаем, что это заложенный в нас путь саморазрушения. Эта любовь бесполезна, она называется влюбленностью, к ней надо относиться лишь как к красивой сказке, к приятному воспоминаю, но не в коем случае не воспринимать ее в серьез и не погружаться в бездну сумасшествия. Это развлечение, это взросление, это ценный опыт и всплеск душевных сил, это мило, красиво, романтично, но чуть глубже она залезает в душу и бежать надо сломя голову, спасать. Никогда еще и никто не жил взаимно счастливо и долго на волне этой влюбленности, да, ее даже самую из безумных сменяет бытовуха и там она чахнет, гибнет и задыхается. Та любовь, которой может позавидовать каждый человек, сознательная, серьезная любовь у Веры и ее мужа, у них полное взаимопонимание, доверие, глубокое и бесценное взаимное чувство. Ведь долгая и взаимно счастливая жизнь возможна, только если вы в первую очередь хорошие и верные друзья, если вы в некотором роде, родственные души. Но разве эта любовь цениться тонкими романтичными натурами, т. Нет, мы считаем, что «У людей любовь приняла такие пошлые формы и снизошла просто до какого-то житейского удобства». Мы думаем, что «Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире. Никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы не должны ее касаться». И каждый, кто так думает, пусть прочитает рассказ еще раз, особенно те душещипательные истории, которые рассказывает дедушка. Подумайте, что же тут такого прекрасного, ради чего надо себя буквально сжигать изнутри и в итоге убивать!? Все человеческие чувства и поступки должны быть ради и во имя жизни! Не надо совершать ошибку сделанную Верой, которая рыдая поняла «что та любовь, о которой мечтает каждая женщина, прошла мимо нее, большая любовь, которая повторяется только один раз в тысячу лет» и можно догадываться, упускает, навеки теряет то самое бесценное, что было у них с мужем, променяв на сказку и слезы. Но десятку поставила с легкостью, меньше ставить. Ну ни как нельзя! Долго не могла понять, почему в нашем книжном шкафу шеститомник автора тот самый, зелененький, «огоньковский«! Версия — «зачитали», звучала неубедительно. Оказалось прятали, прятали, что бы любопытная девчонка не прочитала именно «Яму». Забота о нравственности подрастающего поколения! Будни публичного дома, его обитательниц и гостей выписаны без прикрас. Хочется плакать и скрипеть зубами от такой перевернутой жизни. Девушек жалко и одновременно противно читать об их мелких интрижках. Низкий поклон Александру Куприну за эту книгукоторую он посвятил матерям и юношеству. По этой, последней причине я не перечитывал рассказа в нежном возрасте, а потом вырос из детгизовской серии «Книга за книгой», и тем более не перечитывал рассказа. И вот сейчас, перечитал и ахнул. Так вот откуда я знаю, что осёл умное животное, а гусь - прекрасный семьянин! Вот откуда мне известно, что кошка способна вылечить заболевшего хозяина! Значит, не прошло даром чтение забытого рассказа. Казалось бы забыто всё, но главное врезалось в память намертво. Ещё при чтении взрослыми глазами порадовал прекрасный юмор, смешные поучения девочке Нике. В пять лет я воспринимал их именно как нравоучения и готов был осуждать Нику, которая жуёт дедушкины рукописи, вместо того, чтобы внимательно слушать. Сейчас, когда я сам дедушка, я оцениваю эти строки совершенно. Таково великолепное свойство хороших произведений для детей: взрослым они тоже интересны, но читаются совершенно иначе, чем детьми. И есть в рассказе ещё один момент, ради которого я и взялся писать длинный отзыв. Александр Куприн рассказывает, как он работает по ночам. «Царапаешь, царапаешь пером, вдруг не хватает какого-то нужного слова. » Ведь мы все читали это в детстве! Почему же не запали эти слова в самое подсознание столь многим из пишущих? Остановись, задумайся, прочувствуй, дождись самого нужного слова! «Серебряного слова», - как называл его Владимир Орлов. Нет, гонят, спешат, аж клавиатура дымится. Вот и не приходят к большинству авторов «ладные, уклюжие слова», и фразы строятся однообразно, как на заевшей патефонной пластинке. Господа, мы наследники великой литературы. Нам есть у кого учиться. Нам должно быть стыдно плохо писать. И нам должно быть невмоготу читать дрянные тексты. Перечитайте маленький детский рассказ русского классика. Там для взрослых говорится не об интеллигентной кошке, но об истинной интеллигентности. Так что заранее извиняюсь за обилие отвлеченных рассуждений не совсем по теме. Считайте это Манифестом Просвещенного Эскапизма ; По понятным причинам, художественные возможности реалистического искусства изначально на порядок скромнее, чем у искусства фантастического. Ведь границы реального мира даже у самых талантливых двигаются едва-едва, а границы вымышленных миров — настолько, насколько автору хватит дыхания. Все бы ничего, но на деле это означает, что пока фантасты витают в своих заоблачных философских далях, реалистам, в основном, достается работа с пошлой и приземленной бытовухой. Но что, если реалистическому автору тесно в этих рамках? Что если ему не хочется сидеть на уровне обыденного серого окружения, а хочется говорить о возвышенном и прекрасном? Только без магии и сверхсил, без эльфов и гномов, без космических перелетов и утопических городов будущего? Приходиться или повышать ставки, бросая героев в самую темную социальную пучину как у того же Куприна в «Яме»или обращаться к религии — читай, «узаконенному» обществом фантастическому допущению — или прибегать к «услугам» персонажей неадекватных, работать с психиатрической патологией или, по меньшей мере, крайней эмоциональной экзальтацией. Фантастика легко воплощает философские абстракции в конкретные яркие образы: абстрактную жажду власти в конкретное золотое колечко на пальце, абстрактный экзистенциальный страх смерти в конкретное заклинание по созданию крестража, ядерную войну, уничтожающую все человечество, или даже тепловую смерть Вселенной через сотни миллиардов лет. Ограниченному в художественных методах реализму для работы с этим материалом остаются сны, бредовые видения и психические отклонения. Буйные расстройства, как лихорадка Радиона Раскольникова, или тихие, спрятанные в темный потайной угол секреты, как маниакальная одержимость Гоши Желткова. Вот только одна беда — легко сопереживать цельному персонажу, попавшему под действие непреодолимых сил, легко ассоциировать себя с ним и проникнуться его болью. И совсем не выходит всерьез посочувствовать мнительным подросткам а тем более взрослым с психологией мнительных подростковбултыхающимся в собственном давно прокисшем соку. Если бы «Гранатовый браслет» содержал хотя бы объективную оценку этой мании и объяснение разницы между Влюбленностью и Любовью, его можно было бы назвать хорошим общеобразовательным произведением на период полового созревания. Вместо этого он просто рассказывает и даже слегка романтизирует историю о человеческой глупости и слабости. В итоге, юноши и девушки имеют хороший шанс истолковать его, как прямую инструкцию к действию, к подражанию и поиску т. «настоящей любви», которой и так безумно хочется в этот период жизни. А остальных история инфантильных взрослых вряд ли тронет так, как трогает «самая печальная на свете повесть», в которой Ромео на самом деле 15, а малышке Джульетте — и вовсе, 14. Написано век назад, но автор как в воду глядел! Чудесные описания быта, детства, радости от общения с прелестным существом, которое милостиво и слегка надменно позволяет любить себя — и преданно сидит у постели больного ребенка. Совершенно чудесное описание кошки, ее повадок и ее сути «души дома» — я хорошо помню, как прочитав в детстве этот рассказ, потом называла Ю-Ю всех пушистых, трехцветных и красивых кошек. Грусная сказка о любви, о любви возвышенной и романтичной. « Да святится имя твое. » Маленький чиновник всю жизнь любил женщину, зная, что они никогда не будут вместе и подарил ей после своей смерти самое дорогое, что у него было — гранатовый браслет. Очень правильно написананный психологический этюд, равный по силе воздействия, может быть, только «Письму незнакомки» Стефана Цвейга. Так этот рассказ воспринимается сегодня, а если учесть перегибы ювенальной юстиции, то он и вовсе кажется устаревшим. Но Куприн не так прост, чтобы писать забавные рассказики. Взгляните на время написания рассказа: 1907 год. Задушена первая русская революция, по всей стране ширятся репрессии против инакомыслящих. Именно в это время в официальных кругах популярен лозунг, вновь воспрявший в наши дни: «Возмездие за совершённое преступление должно совершаться с механической неотвратимостью». И ведь ничего не скажешь, всё так и есть, но писатель показывает, как бездушный исполнитель умеет извратить всякое начинание. Ох, непрост этот забавный рассказик! Читайте, читайте внимательно, и если попадёт в ваши руки хоть малая толика власти, берегитесь, чтобы не высечь себя. », «Офицеры России, вся надежда на Вас. » «Поручик Голицын, подайте бокалы Корнет Оболенский, налейте вина. » ну и так далее «Раздайте патроны, поручик Голицын. » Еще с советского детства, под воздействием подобных песен и фильмов о тех временах у меня сложилось некое романтическое впечатление о офицерстве, гардемаринах, чести и долге. Несмотря на победившую революцию коммунизма, советская страна старалась героизировать в том числе и царское прошлое, победа над которым так превозносилась с другой стороны. Вот такое дуалистическое единство противоположностей и фактическая преемственность режимов, несмотря на отказ возвращать долги. Произведение же Куприна раскрывает нам реальность с другой стороны, глазами человека-современника, видевшего реальность изнутри и посвятившего службе несколько лет своей молодости. Что мне нравится в авторе, что он не старается что-либо идеализировать или использовать прием привлечения наигранного романтического ореола. Наоборот Куприн старается расскрыть жизнь и ее проявления как она есть: суровая будничность и серость. На страницах произведения нет места романтике службы, наигранному героизму, единению с «великой целью становления Российской империи», зато здесь есть пьянство, чавкающая грязь под ногами, ругань и побои офицерами солдат, разгульная и загульная жизнь офицеров их жен, тупость и слепое следование уставу. Нет, конечно не все так уныло и есть некоторые позитивные проявления, но в целом ни одного позитивного героя. Становится интересно, как должны были реагировать современники автора на это его произведение, особенно армия, офицеры, в том числе и те с кем он служил в одном из таких городков? На этом Куприн не останавливается и в его произведении играют даже нотки трансцендентального более потом прозвучавшего, например, у Пелевина : «Я — это внутри, — думал Ромашов, — а все остальное — это постороннее, это — не Вот эта комната, улица, деревья, небо, полковой командир, поручик Андрусевич, служба, знамя, солдаты — все это не Нет, нет, это не Я. Я вижу руку, подымаю ее кверху — это То, что я теперь думаю, это тоже И если я захочу пойти, это И вот я остановился — это О, как это странно, как просто и как изумительно. Может быть, у всех есть это Я? А может быть, не у всех? Может быть, ни у кого, кроме меня?. А воинская честь и дисциплина? Кто будет защищать твою родину, если в нее вторгнутся иноземные враги?. Да, но я умру, и не будет больше ни родины, ни врагов, ни чести. Они живут, пока живет мое сознание. Но исчезни родина, и честь, и мундир, и все великие слова, — мое Я останется неприкосновенным. Стало быть, все-таки мое Я важнее всех этих понятий о долге, о чести, о любви? А вдруг мое Я скажет: не хочу!. Куприн видно черпает свое вдохновение у других классиков вроде Достоевского, Чехова. Подобно Достоевскому препарирующего мотивы и поступки студента Раскольникова, или же подобно тому как сам автор в «Яме» исследовал подноготную публичного дома, в «Поединке» Куприн препарирует подноготную офицерской жизни в лице молодого субалтерн-офицера Ромашова. Его герой тяготится своей жалкой жизнью, воздыхает о жене одного из своих коллег офицеров и блудит с женой другого, ходит на бессмысленные провинцельные офицерские «балы» и принимает участие в попойках. Зато его сердце не чуждо состраданию к другим и он не приемлет брани и рукоприкладства к рядовым солдатам. Кстати, в конце произведения есть сцена публичного дома, которая прямо сошла с декораций событий происходящих в Яме. Любопытно, если вдуматься, что все СМИ несут нам определенную «богоизбраноость» России, России на страже истинного православья, последний оплот в борьбе со вселенским злом, причем не только на современном историческом рубеже, но страны, издревле почитающей свои «духовные скрепы». Хотя, если вдуматься, в ту серость и безысходность которую Куприн описывает далеко не только в данном романе, в ту эпоху сто лет и более тому назад и представить, что люди были бы действительно духовными и богобоязненными, то не было бы ни трагедии Гранатового браслета ни ужаса Ямы ни драмы данного романа — врут значит, и тут врут. Нельзя сказать, что эта тема меня уж очень интересует, но зато я теперь знаю кто такой «маревихер», а то на шансоне есть такие песни, а я лишь теперь узнал, что конкретно обозначает это слово:. Благодаря ненавязчивому слогу автора чтение оказалось неожиданно любопытным и даже познавательным, за что и ставлю такой бал. Особенно понравилась ирония автора над популярными душещипательными и лирическими песнями про молодого мальчишку-вора, которого судят злые взрослые судьи и который папу убил и маму зарезал. Другим выводом, который можно сделать, это то, что ничто не ново под луной и за сто с лишним прошедших лет не так уж много изменилось в воровских приёмах это еще в рассказах О'Генри меня удивляло. Воровской жаргон и сейчас процветает, специализация воров, насколько я могу судить, тоже не претерпела сильных изменений. Одно лишь, что воровской кодекс, чтившийся, как оказалось, еще со времен автора, в наше время тоже предается забвению. Нету в наше время уже ничего святого, даже воровской кодекс. Капитаны и поручики из «Поединка» — это практически одногодки Александрова-Куприна. Учились вместе с ним или в таком же училище и так же думали, что их ждёт мир чести, славы, большой чистой любви. А вместо этого служебная рутина, которая пожирает почти всё время и почти все силы. Надо отключиться хоть ненадолго, а как? Маленький пограничный городок, где никогда ничего не меняется, и почти не бывает новых людей. Ни театров, ни библиотек. Ни Интернета, ни телевизора. Хотя с телевидением они опустились бы ещё быстрее. Единственный доступный и надёжный способ отключиться от рутины — водка. Многие пробуют и другие варианты, но они ещё хуже. Симпатию вызывает только Ромашов — он добрый, в нём очень много детского, он ещё не успел опуститься, и, главное, мы смотрим на мир его глазами. Если посмотреть на мир лазами другого офицера, вероятно, возникнут симпатии и к. А через 9 лет рутине придёт конец, и полк почти в полном составе погибнет под Танненбергом или под Лодзью. Во многих случаях невозможно разделить людей, поступки однозначно на хорошие и плохие, в жизни много полутонов и преимущественно она, наверное, серая. Но тем не менее существует добро и существует зло именно их пропорции и задают эти полутона. Не знаю кто как, но для себя я решил, что хоть чистого белого и, наверно, не достичь, но тянутся нужно все таки к свету. Если взглянуть на эту повесть с таких позиций, то любовь есть безусловное добро, есть свет и смысл. А что же мы видим в Гранатовом браслете? Какое добро несет чувство испытываемое Желтковым? Оно несет смерть, смуту, растрату, пытается разрушить семью, в которой, я думаю, Вера была отнюдь не несчастной. Значит это что-то противоположное добру, значит это что угодно, но не любовь; это страсть, дурость, идиотизм, одержимость наконец, но не любовь! Я неоднократно могу встретить или увидеть мимолетом девушку, которая может привлечь мое внимание своей красотой, добротой ну или там вокальными данными :ею можно любоваться как произведением искусства, как экспонатом в музее, можно радоваться, что к счастью встречаются такие приятные люди и т. Если б я был холост и не встретил еще девушку своей жизни, можно было бы попробовать познакомиться и т. Но портить жизнь себе и ей, страдать годами, бросаться под поезд, блин это расстройство психики какое-то, лечить, наверно надо, я не знаю. Это в целом, как к явлению. Теперь в частности, относительно произведения. Старый генерал размышляет на тему любви, причем так будто эта тема его живо волнует, в его то возрасте? Он, старый вояка, в молодости возможно бабник если принять из его рассказов, что это норма для солдат его круга и он будет называть настоящей любовь, которая делает инвалидом и толкает под поезд? Да, броситься не задумываясь безрассудно в огонь, в воду, под поезд — спасать любимого человека — верю, это настоящая любовь, достойна всемерного восхищения; но любишь меня? И это вкладывать в уста старого умудренного вояки? Муж Веры, вроде не глупый мужик по сюжетупринеся супруге вести про самоубийцу и зная ну как не глупыйчто это может иметь плохой эффект в том числе и типа «А как он меня любил. », будет усугублять эффект и стараться своей речью растравить ей душу? Тоже как-то глупо и маловероятно. Итог, произведение меня не впечатлило, о чем нам хотел сообщить автор идею я не уловил, и если это действительно на реальных событиях, то можно только удивляться и соболезновать, но никак не приводить как пример любви, к которой стоит стремиться. Но где она живет, вечная любовь? Уж я то к ней всегда готов. Вечная любовь, чистая мечта, Нетронутая тишина. Вечная любовь, чистая мечта, Слепое знамя ду-ра-ков. Сложно рассуждать о классике, когда мнение о ней вбивается в тебя учителями. Первое впечатление — именно из детства, непонимание того, почему между людьми такое неравноправие и радость — оттого, что люди все-таки не сдаются. Спасибо, спасибо большое за такой рассказ. »-« А ни хрена бы не делал,сидел бы на завалинке и лузгал семечки,а кто мимо идет- в морду! Хотите ,чтобы все ваши желания исполнялись в мгновение ока? Каждый продаст душу с величайшим удовольствием! Но какие желания можно придумать,когда нечего больше хотеть? Ничего вам не придумать смелого и оригинального,веселого и грандиозного. Ничего ,кроме бабы, жранья,питья и мягкой перины. И когда дьявол придет за вашей крошечной душонкой, он застанет ее охваченной смертельной скукой и подлой трусостью. » По моему,эти слова Александра Ивановича,как нельзя лучше относятся к нашим сегодняшним олигархам и власть имущим. Лишний раз поразилась, как Куприн умеет кратко и ясно излагать достаточно глубокие вещи. Ничего лишнего или не досказанного, все по делу, т. Эта восхитительная мифическо-сказочная история о простом человеке, на которого внезапно свалилось чудо. Жил себе главный герой по веселой фамилии Цвет, никого не трогал, любил всякие головоломки разгадывать и тут выясняется, что он получил наследство. Сам сатана перешел ему в услужение после того, как он нашел разгадку звезды Соломона терзавшую веками ученые умы. Все что он не задумает, все в ту же секунду свершается. Но в этом ли заключается человеческое счастье? Да так, что у меня в первой половине произведения даже местами появлялась некоторая брезгливость по отношению к автору, несмотря на серьезность и профессионализм в изложении поднятой проблемы. Куприн в своих произведениях в основном пишет о том, чему был очевидцем, что прочувствовал и пережил. При таком подходе сложно оставаться отстраненным, но это то и придает его произведениям жизненную натуралистичность в отличии от частой надуманности и притянутости многих иных произведений. Поэтому, при подобном подходе, автор часто начинает отождествляться у читателя с одним из героев его произведения. Так и тут, по первой части я видел автора в журналисте Платонове, который будучи почему-то своим в конкретном публичном доме, сидит и мечет бисер перед компанией студентов, которая, да-да, чувствует и осознает проблему, а в таком месте оказалась, лишь чтоб познать до конца жизнь и провести остаток вечера в сбившейся компании; все философы и моралисты, но нет-нет и покидающие компанию на часок, чтоб использовать бордель по основному его назначению. Этот герой мечтает написать труд своей жизни в котором раскрыть весь ужас, цинизм, низость и всю подноготную проституции. Но повисающий вопрос, что собственно ОН здесь делает, как стал своим и какой смысл морализаторства в пьяной компании мясников пришедших полакомиться «женским мясом» так и остается повисшим. Для себя определил, что автор пишет про Киев, хотя город у него имеет образ скорее собирательный чем индивидуальный. Писатель называет его «К. », он крупный, имеет порты, развитую промышленность, еще одной приметой является древняя Лавра, находящаяся в городе. В связи с чем любопытно, что население города он описывает, как счастливое сочетание кровей: польской, малорусской и еврейской — «великороссы» встречаются лишь проездом, наезжая на местные злачные дома. Характерным является также манера общения студента великоросса Лихонина со своим другом из грузинской национальной меньшины — больше ни с кем наш Лихонин не позволяет себе не то что панибратской, но абсолютно хамской манеры; как он его только дружески не обзывает и не прозывает между делом и по ходу разговора, каких только эпитетов не придумывает. Автор делает упор, что «девушки» из его произведения, в основном жертвы обстоятельств, которые раз погрязнув уже не могут вырваться из этой ямы и мало кому приходит в голову протянуть им руку помощи. Подобную неудачную попытку проделал тот же Лихонин, но у него все быстро переросло в традиционные отношения между мужчиной и женщиной подобной профессии, чему сама «девушка» надо сказать способствовала как могла, так как слабо себе представляла, что отношения могут быть другими. Так что Лихонин, который в жены брать то ее никогда не планировал, быстро разочаровался в своем минутном порыве и под первым же надуманным предлогом выбросил ее на улицу. Но автор за все произведение так и забывает сказать, что его девушки просто не представляют иной жизни и посчастлився им таки получить от жизни шанс выбраться из этой ямы, в подавляющем большинстве случаев они не преминут поскорее вернуться обратно. Интересно было узнать, что в названии произведения «Яма» заложено не только прямое понятие с ассоциацией с людским дном и клоакой общества, но и привязка к названию улицы, известной тем, что на ней проживали в основном ямщики и от названия своей профессии давшие название микрорайону. Так что, автор подобрал очень удачное, многогранное и подходящее название своему произведению. В целом согласен, что перед нами значительное, фундаментальное произведение талантливого автора, где автор препарирует и клеймит одно из порочных явлений человеческой реальности, делает подобно своему герою Платонову, все, чтобы раскрыть и показать всю подноготную непривлекательность этого явления, которого иначе как ямой человеческой жизни и не назовешь. Я даже могу смело сравнить это произведение по глубине исследования поднятой проблемы с Преступлением и наказанием Достоевского. Но признавая весь талант и все мастерство автора, мне сложно сказать, что это чтение меня сильно увлекло или понравилось, объективно тут надо ставить десятку, но Яма она и есть яма, чтоб ковыряние в ней приносило большое удовольствие, хотя замалчивать подобные проблемы нельзя, иначе их не решить вовек, так что субъективно, но без натяжек, а чисто по ощущениям вызванного интереса к произведению ставлю 8. Перед читателем разворачивается бесконечная череда армейских будней, пожирающих скукой и рутиной души героев. Солдаты, забитые, не видящие смысла в своих действиях люди, подобны роботам, выполняющим заложенную в них программу. Офицеры, словно отбывающие повинность, от тоски и безысходности опускаются, кто-то находит отдушину в беспричинном рукоприкладстве, кто-то пьет, кто-то ныряет с головой в разврат, кто-то играет до последней копейки. Потуги захолустного гарнизонного общества в попытке создать подобие светской жизни образуют лишь уродливый мираж таковой. И характеристика, которую автор дает обитателям «высшего общества» загнивающего гарнизона, легко переносятся на все сферы армейского быта: «жалкая бедность, усилия, ухищрения, сплетни, взаимная ненависть, бессильная провинциальная игра в светскость и, наконец, скучные, пошлые связи…» И на фоне серого, унылого течения жизни мы наблюдаем рождение любви, посягнувшей на безопасность и равновесие привычного уставного уклада, оказавшейся сильнее правил и победившей врожденную робость и вечную растерянность героя-мечтателя с романтическим мировоззрением. Но чудовище-одиночество не готово выпустить из когтей добычу. Другой чертой есть язык автора, он простой доступный без напускной вычурности и витиеватости. Вот и в этом рассказе сквозь обыденность и серость будней как бы вскользь, но очень органично проступают человеческие чувства страсти и трагедии. Читаешь и будто это произошло недавно со знакомыми или соседями не смотря на сотню лет прошедшую с тех пор. Такой стиль и язык способствует проникнуться эпохой, когда происходили описываемые события и тогда, вот уже в котором произведении Куприна, ловлю себя на мысли, что ничто не ново в этом мире и что более столетия назад волновали людей почти те же проблемы и случались подобные же трагедии и все так же брюзжали старушки, что в дни их молодости все было по другому. И тогда быстро меркнет недавно прочитанная фантастика покрываясь налетом посредственности рядом вот с такой обыденностью Куприна. Вот и сейчас ловлю себя на мысли, что этот небольшой рассказ вызвал во мне намного больше мыслей и чувств чем последние прочитанные рассказы Азимова и Желязны тоже называемые кем-то шедеврами, но если их сравнить, то здесь чувствуется многослойная глубина, а там — ничего. Вот сравните: Реальная трагедия человеческих чувств и Вымышленное противостояние людей и машин в виде «машидора» на арене против автомобиля??? Да и в мировой литературе,кроме куперовского «Шпиона», на тот момент подобных произведений кажется не. Куприну в небольшом рассказе удалось передать трагичность и жертвенность «чужого среди своих». Показать эту историю так ,что читатель переживает и сочувствует именно ему,врагу и лазутчику. Борис Акунин в своей «Алмазной колеснице» очень тонко уловилиспользовал и дальше развил сюжетную линию о «японском штирлице». По моему литературный язык, стиль произведения удалось не испортить. В 20 лет учил эту вещь наизусть, пока не познакомился с «Песнь песней». И все равно, это великолепно, настоящий гимн любви! Как быть, если кроме слона, у угасающей девочки нет никаких желаний? Перед этими вопросами поставила маленькая Надя своих родителей. Куприн так просто и так чувственно и трогательно поведал о странном желании ребенка, о родителях, столкнувшихся с этим желанием, но главным образом об отце. Пока мать девочки размышляла, не заболел ли и ее муж, пообещавший раздобыть для дочери слона, отец нашел и животное, и возможность привести его дочери. Это блестящий рассказ, поведавший о том, как исполненное любящим отцом желание вернуло к жизни ребенка. Вот простой, мелкий канцелярский служащий Иван, чьей розовой мечтой было надеть однажды чиновничью фуражку уже давно была куплена и ждала в картонной коробке своего часакоторый был положителен и достаточно примерен, даже по вечеринках почти не напивался. И вот в один из таких дружеских вечеров таки выпил больше положенного и тут понесся и затянул его хоровод невероятных и необъяснимых событий. Надо сказать, что хоть повесть объективно и не плоха оценки на фантлабе тоже говорят в её пользуто субъективно она мне как-то все равно не пошла: не то чтобы раздражали, но мешали все время некоторые пустяки и мелочи может просто чтение попало в неподходящий настрой. Начиная хотя бы с имени героя. Почему не Запах или еще что нибудь? Когда предложение начиналось заглавным словом «Цвет. », мозг подспудно ожидал что-то типа «цвет ковра. », в общем определения, а получал сказуемое. Но если вступительная часть знакомства с героями была несколько скучна и тянула на сон, то с момента когда Цвет отправился на Малороссию за наследством, события завертелись стремительнее и читать стало интересней. Косвенно обращает на себя внимание, что во времена Куприна вопрос существования страны со своим собственным, отличным от русского языком, страны которая так издавна бередит российские умы, а в наше время некоторыми российскими политиками ставится вообще под сомнение сам факт существования и ее и ее языка, страну которую на фантлабе в угоду политической конъюнктуре «просят» не вспоминать и не называть в отзывах и форумах, а во времена автора да и теперь хотят называли пренебрежительно Малороссией, не стоял. Правда, если Гоголь писал про Украину с любовью, а ее язык органически вплетал в повествование, так что русский язык даже заимствовал с этих произведений некоторые слова, то у Куприна нет такого пиетета и его цитирования «малорусского языка» выглядят как кривляния. По «счастливой» случайности Цвет оказался мастером разгадывать шарады и в соответствующий момент, относительно легко, сложил слово, над разгадкой которого веками другие не глупые люди безуспешно бились целую жизнь. Не понятно только зачем надо было идти именно ночью в заброшенный дом, пользующийся такой дурной славой у местных, и оставаться там ночевать. И причем здесь Соломон с его звездой, чей секрет он якобы разгадал? Автор хотел сказать, что Соломон нашедши это слово подчинил себе темный мир и, подобно Цвету в дальнейшем, мог исполнять свои прихоти?? Опять же не понятно, что автор хотел сказать своим произведением. Что сотрудничество с князем тьмы не ведет к добру и счастью? Но зло в произведении достаточно нейтрально, а сам Мефистофель здесь выступает чуть ли не позитивным героем. Что устоять герою помогли его доброта, скромность и отсутствие жажды обладать чем либо? Так аппетит приходит во время еды и вот эта нейтральность и отсутствие жажды смотрятся как раз как-то неубедительно. Тем более, что как минимум один предмет вожделения — девушка, у героя все таки. Но хорошо то, что хорошо заканчивается, чары спали, герою предоставляется возможность самостоятельно действовать, он снова, уже без чар, встречает «эту прекрасную женщину», и что? И тоже все смазано и не ярко. А что касается двух замечательных цитат, которые упомянуты в предыдущем отзыве «Что бы ты, Митенька, делал, если бы стал царем? » и «Хотите, чтобы все ваши желания исполнялись в мгновение ока? Каждый продаст душу с величайшим удовольствием! Но какие желания можно придумать, когда нечего больше хотеть? Ничего вам не придумать смелого и оригинального, веселого и грандиозного. Ничего, кроме бабы, жранья, питья и мягкой перины. И когда дьявол придет за вашей крошечной душонкой, он застанет ее охваченной смертельной скукой и подлой трусостью. »то, хоть они по тексту идут в более скучной части произведения, но, по моему, во всей красоте раскрывают загадочную русскую душу, разгадку которой, так давно ищут во многих произведениях. И лишь Куприну получилось так ярко и красочно её разгадать! Надо себе записать где-то, для дальнейшего цитирования. Эта небольшая зарисовка напомнила мне те незамысловатые рассказики, которые мы проходили в четвертом классе школы, на последних уроках в конце мая, и которые все забывали после звонка. Несмотря на то, что они были просты их авторов никто не знал, была в них какая простая и даже немного наивная доброта, которую я больше не встречал ни в каких книгах. Тоже можно сказать и об этом произведении — это небольшая позитивная история одного маленького счастья, которая оставляет после себя светлые чувства. С одной стороны, он необычайно лиричен. Здесь и профессор, когда-то скоропостижно женившись, он старался быть и хорошим мужем и любящим отцом, но теперь лишенный и несносной жены и любви испорченных матерью дочерей. Теперь он вынужден быть в эмиграции, в дали от родины, от друзей. Теперь, почти единственный его товарищ — это Пятница — дворовой разбойник-кот, которому Симонов, сам едва зарабатывающий себе на хлеб, покупает печенку. Эти описания заставляют проникнуться симпатией к странноватому в Париже профессору. Можно даже додумать, что и эмигрантом то он стал тоже не от хорошей жизни. Много в то время было подобных эмигрантов, о чем автор по понятным причинам не смог рассказать подробней, но мы то можем додумать — у того же Булгакова есть подобные персонажи, почему-то не спешащие восторгаться страной победившего коммунизма, с без пяти минут наступившим раем для простых рабочих и крестьян. Но это что то меня повело в сторону. Это необыкновенно живой и подвижный ребенок, который не будь строгой мамы — не ограничился бы лишь четырьмя улицами. Вот эта лирика, доброта и привлекают в произведении. Кроме того мне было любопытно почитать описания нравов молодежи начала столетия — «кубистов, футуристов, акмеистов и даже ничевоков», мне как-то странно перекликающиеся с современными «готами, эммо и прочая и прочая» — поистине ничего не ново в этом мире — все лишь новый виток спирали истории. И даже модная теперь однополая «любовь», оказывается в моду вошла далеко не теперь, а еще во времена автора бередила молодые умы рабочих и колхозниц. Любопытно было почитать сватовство Симонова, исполненное даже неким эротизмом начала века :к девушке ставшей его женой, которую он воспринимал молодой и невинной, на деле оказавшейся прожженой представительницей той молодежи, вульгарной и развращенной, о которой я писал выше. Любопытны описания Парижа, тоже наполненные безмерной симпатией автора. Но с другой стороны, начало до сватовства показалось несколько скучноватым, а портрет Жанеты, такой естественный и приятный в одних местах, в других же выходил неестественным, ее речи не соответствовали возрасту и тому подобное. Так что оставалось некоторое ощущение надуманности и натянутости детского образа, казалось даже, что автор не понимает ребенка и не имеет или не знает собственных детей, для реалистичности этого образа. Вот такая получилась двойственность. И у меня составилось подобное ощущение, имея перед собой собственных двух детей схожего возраста, так что я думаю имею с чем сравнить :. Именно эти «штрихи» и шероховатости и не дали мне выставить оценку выше. Ностальгия самого Куприна по временам ушедшим безвозвратно. Книга написана в эмиграции, она вся пронизана тоской по прошлому,где понятия «любовь к России» ,«офицерская честь», « рыцарственное отношение к женщине»- были основополагающими в воспитании юноши. Состарившийся и уже разуверившийся во всем автор,вспоминает себя,семнадцатилетнего юнкера«александровца»,незнатного,небогатого,но честного. Вспоминает свой юношеский максимализм,когда казалось ,что болезни,старость- это все не про тебя, и где- то очень. Когда тридцатилетний офицер-воспитатель воспринимался безнадежным стариком, и возникало твердое желание застрелиться как только исполниться 28. «Лучше смерть,чем медленное,безрадостное угасание! Книга еще и о самом спокойном и радостном периоде в жизни страны,царствование Александра III — Миротворца- последние счастливые времена Великой России! Как поется в пошловатой песенке -«балы,красавицы,лакеи,юнкера. », или вот лучше- — «Москва златоглавая,звон колоколов, Царь -пушка державная,аромат пирогов. Все прошло, все промчалося в безвозвратную даль. Ничего не осталося, лишь тоска да печаль. » Пусть,несколько идеализированное,но одно из самых искренних и теплых произведений Александра Ивановича Куприна. Безответная любовь — это очень страшно. Страшно и непредсказуемо, не так легко сказать себе: «Всё, я больше не люблю! Не так легко простить себя за то, что влюбился так сильно. Навсегда запомню слова моей учительницы литературы: «Слезы пролитые от безответной любви — святые слезы. » Любовь очень страшная вещь, она отнимает свойство здраво мыслить и она. Многих людей сломала любовь безответная, не взаимная, она хуже кары, хуже проклятия и страшнее ада. Очень понимаю чувства Желткова. Он просто не мог по другому, он не был рожден для другого. Конечно, можно было всё оставить и уехать, но стало бы легче? И если бы Ж оставил Веру Николаевну, то смог бы найти какое-нибудь подобие любви у другой, к другой женщине? Слишком много вопросов, но все уже не имеют смысла для него, потому что его уже. Он до глубины души поразил меня своей чувственностью и грустью. Молодой Куприн поднимает очень нужные, и щемящие сердце вопросы. Хотелось бы отметить мастерский слог автора: в рассказе всё живое, всё трепещет и расцветает вместе с героем. В рассказе есть та чистая природа, которой часто не замечаешь, но она прекрасна. Писатель словами своего героя сравнивает многоэтажные дома с их тесными квартирами и подвалами, лесной свежий простор. Еще никогда мне не был так близок образ женщины в литературе, как в этом рассказе. Она олицетворяет невинность, покорность судьбе и душевную чистоту, которую так трудно сыскать во многих людях. Она колдунья, но это не мешает мне любоваться ею и любить её такой, какая она. Она даже не умеет читать и писать, но она хороша в своей речи и своих мыслях. Олеся едина с природой, она боготворит и олицетворяет её. Она не похожа на тех «дивчат», которые везде и вокруг, Ивану нужна только Олеся, он очень любит её. И на последок не могу не отметить зверство народа, мнение толпы. Человек настолько безумен и жесток, что даже не различает элементарне понятия добра и зла, которые, казалось, на поверхности. Та толпа, которая ищет крайнего и срывает всю свою злость на крайнего, очень злободневна и отвратительна. В итоге: очень мудрый и эмоциональный рассказ, который заставляет чуточку задуматься о многом. Разумеется, сбываются, отвечает Куприн, но только если очень захотеть. Нужно при этом лишь соблюдать несколько правил: не отказываться от своей мечты, не сидеть сложа руки, когда судьба тебе «подбрасывает» шанс, и уметь находить этот шанс в потоке бытия. Куприн, конечно, был романтиком, но своеобразным, его романтизм отталкивался, главным образом, от реалий жизни, но в этот раз Александр Иванович решил сыграть по правилам Александра Степановича Грина. Но поскольку к моменту создания этого рассказа Куприн был уже «гранд-мастером», как слова, так и формы, он не стал искусственно расширять произведение до размеров повести а буде она создана, то получилась бы очень неплохая «сказочно-документальная» эмигрансткая повесть, с массой деталей-портретов эпохи, ласковым языком Куприна, ностальгирующего по России, и абсолютно романтическим, гриновским финалом, чесслов, я бы почитал с удовольствиема остановился на варианте святочного рассказа, который наверняка в ту пору был той жизненно необходимой «капелькой уюта» для россиян-эмигрантов. Особенно для тех, кто перебрался за границу в поисках «воздушных замков» своей мечты, а столкнулся с грубой изнанкой жизни в чужом мире. Несмотря на небольшой объем, герои получились объемные и характерные, ситуация житейская, понятная и даже обыденная. Именно на таких обыденных картинах реальной жизни, метко и ярко запечатленных автором, можно судить о степени его таланта. Но меня он все же больше впечатлил и привлек не. Не скажу, что причастность автора к моей малой родине была для меня открытием, что-то такое я где-то уже знал, но вот в творчестве не сталкивался. А тут, встретив знакомое географическое название, полез в интернет уточнять, удостоверился в правильности моего предположения и захотелось поразмышлять на эту тему. Ведь не в каждом произведении можно ощутить хоть какую-то привязку к собственной жизни и быту. Итак интернет мне сообщил, что автор в молодости своей отбывал в наших краях воинскую повинность. И это отбывание, надо думать, должно было оказать на автора определенное влияние, тем более что в ту пору он как раз проходил становление себя как автора. И надо сказать, что Куприн от этой губернии на окраине империи в восторге не был, что сквозит и в этом рассказе в том числе:. Ну что ж, я его отлично понимаю, сменить столичную атмосферу, на приграничное захолустье — ни у кого особого захвату не вызовет. Ну а нам, жителям подобных губерний, и то хорошо, что хоть как нас упомянули:тем более, что ну не могут все жить по столицам — не будь у империи окраин — не было бы и самой империи. Но по рассказу видно, что подобная философия автору чужда и сквозит в его тексте тоска зеленая за оставленным светом и вынужденностью коротать свои дни в подобном, как в рассказе обществе. Зато теперь я сильнее заинтересовался рассказами автора и могу сказать, что кроме Миллионера аура Подолья и некоторая автобиографичность молодости Куприна сквозит и в рассказе Марианна, где автор описывает удалую службу после университета. Только вот в этом рассказе любви то и нет, только «одна из пикантных историй». Если я правильно понял мораль автора, то надо ковать железо пока горячо и «. », имеется в виду все тоже «пикантное» направление мыслей рассказчика. То есть рассказчик автора в своей многоопытности теперь, надо думать, ни одной девицы которая бы потенциально «дала», уже бы не упустил. А в этом рассказе он сожалеет, что в более юном возрасте не мог этого распознать и не брал или упускал. Вот только одного не могу понять, рассказчик с такой доброжелательностью расписывает своего ротного командира, пишет как тот его душевно в свой дом принял, вместе с женой ему общество составлял, а потом сожалеет, что по своей молодеческой дурости с его женой не загулял, хотя. Не понимаю, как бы он мог этому ротному потом в глаза смотреть? Не говоря уже о том, что в армии с ним мог его командир сделать. Так что с художественной точки зрения в рассказе все красиво обрисовано, вот только в чем собственно соль? В том что бывают такие озабоченные Лев Максимовичи без чести и совести, от которых надо жен прятать; такие жены которые так легко с первым попавшемся юнцом могут мужу рога наставить и такие мужья которые могут так глупо таких юнцов к таким своим женам собственноручно приводить? Или все же автор разделяет взгляды своего героя и вместе с ним скорбит об упущенных приключениях? Улыбнулась, прочитав про собак, которые гавкали, видя «напоказного» слона. Совершенно фантастическая, но очень добрая история. Генри с его художниками и нарисованными листьями на дереве. Эта пара живет будто по учебнику прикладной диалектики — Николай направлен во внешний мир, он в какой-то мере карьерист, и без внешней цели его жизнь непредставима. В то же время Верочка — будто притяжение Солнца, не позволяющее планетам системы навсегда затеряться в глубинах космоса — связует их воедино. Она дух семьи, и ее жизнь непредставима без помощи Николаю. Эта цель — поддерживать внутреннее счастье — держит ее и гармонично сходится с — пусть более эгоистичной — целью Николая; так, что автор рассказывает нам историю Идеальной Любви неидеальных людей. Особенно поразило описание отношения к одной и той же женщине троих разных мужчин — мужа, любовника и тайного обожателя. Над письмом рыдаю всякий раз, когда перечитываю. Что делать, когда любовь — смысл жизни? А что делать когда она безответна и выставлена всем на смех? Сильнейшее произведение великого классика. Жаль, что нет оценки 110. Еще в школе мне этот рассказ понравился. Своей вроде простотой и краткостью и в тоже время эмоциональностью и сказочностью. Поразилась, как Куприн завуалировал интимную связь между героями, что я даже своим детским умом не смогла понять или скорее не уловила, что случилось то, и была уверена, что они лишь за ручку по лесу гуляли. Да и многое еще открылось как заново, из области душевных переживаний, что раньше понять просто не могла. Другими словами, с удовольствием прочитала, как в первый раз и не раз еще прочту, эту грустную сказку. И страшно даже подумать, сколько подражаний породила эта история впоследствии! Но Куприн был первым, и он написал эту историю без злости, яда и желчи, наивно, но чисто, как может написать только большой талант. Хотя сомневаюсь, что наличие «бумажки» в корне бы изменило. Все-таки фраза «не посмотрел бы, что они генералы — за грудки бы взял» — звучит наивно. Но не смотря ни на что за свою правду бороться надо и никогда не отчаиваться — и главный герой это показал на деле. Последняя фраза всё ставит на свои места. Данное произведение — суровый реализм и нашего времени и времени прошлых столетий. Автор подошел к нравственной проблеме очень деликатно. Публичные дома- это просто дома из кирпича и дерева, но «грязь зловонная «, в которой вынуждены существовать герои внутри этих домов, чувствуется на запах. Библейское предостережение о городах Содом и Гамора не только наказание, но и очищение от подобного. Много ли на земле людей, которые многие годы несут и лелеют в душе светлое, созидающее чувство, имя которому — Любовь? Разумеется, даже начинающий циник может все доводы опровергнуть: «На расстоянии любить можно: идеализация образа и всё. Вся любовь заканчивается после пары лет совместной жизни». И даже таким циникам можно задать всё тот же вопрос: много ли вы знаете случаев, когда любовь живёт столь долго пусть даже на расстояниивопреки разным теориям и жизненным опытам? В любом случае, опровергателям любви, скорее всего, неведомо то чувство, которым был охвачен Желтков, и о котором мечтает тайно или явно каждый человек. Вот и пытаются как-то осквернить, очернить, развенчать Любовь: из зависти, из-за бессилия, из скверности характера. Исходя из сказанного, скажу автору «Спасибо». Мистика присутствует в атмосфере произведения: старая цыганка предостерегает героя против кошачьих глаз, аромата ночной фиалки и полной Луны. В домашнем окружении героя есть женщина с кошачьими глазами, меняющими цвет. Между ними начинается страстный роман, хотя она лет на 10-15 старше молодого человека. Роман этот героя морально изматывает, любовница становится для него наваждением, он тает на глазах и теряет интерес к жизни. Матери с помощью старой цыганки и священника удается отмолить сына изгнать искусительницу из дома. След женщины с кошачьими глазами теряется. В событиях никакой мистики нет, лишь страстная увлеченность истосковавшейся по любви женщины, время которой уходит. В такой страсти тоже есть свое колдовство, разумеется. И что-то ведьмовское присутствует в героине. Может быть, она и вправду ведьма. Интересная вещица, эмоциональная, таинственная и, как любят говорить на Фантлабе, атмосферная. Молчал долго и Самодержец. Голова его была опущена на грудь, и тяжелая скорбь исходила от. Но вдруг он поднял чело и, показалось Зайцу, сразу необычайно вырос. Внушать любовь и братство палкой и смертной казнью. Гнать в рай прикладами. Мысль злая, вредная и пустая. От нее гибель стране и горе человечеству! Ему можно только по доброму позавидовать. А жену всячески лелеять и на руках носить. К сожалению в природе подобных — умных, решительных и настолько любящих — не встречал. А то, что она его любит большою любовью — нет никакого сомненья. Ведь от нее не было ни слова упрека, только деятельное участие. Тут уж наоборот встает вопрос насколько такой неудачливый муж соответствует такой лапушке жене. Да, насколько неожиданно этот маленький, совершенно случайно попавший ко мне в руки рассказ оставил по себе столь приятное послевкусие, даже не хочется продолжать сразу дальнейшее чтение, чтобы не перебивать ощущения. Составлена библиография 2 февраля 2016 г. Составлена библиография 1 февраля 2016 г. Составлена библиография 31 января 2016 г. Итоги конкурса Лучший художник-2015 30 января 2016 г. Составлена библиография Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.


Другие статьи на тему:



 
Copyright © 2006-2016
jordi-simon.com